Долг против огня. История трагедии на "Бератоне"

03 сентября 2018 17:53
- Достоверность на уровне слухов - Информация проходит проверку - Достоверность 100%

Давно уже нет «Бератона», старейшего березниковского промышленного предприятия, в разные годы носившего разные названия. На "Бератоне" выпускалась различная химическая продукция. Производство остановилось в 2008 г., предприятие объявили банкротом, в мае 2012 г. оно официально ликвидировано. Но события, случившиеся четверть века назад, для многих всё ещё отзываются болью. 

 

Ценою жизней

Утром 10 июня 1993 г. диспетчер центрального пункта пожарной связи города принял сообщение о пожаре в цехе производства нитробензола «Бератона». Ни у кого не было сомнений: всё очень серьёзно, производство старое, взрывопожароопасное, последствия могут быть непредсказуемыми. В цехе №14 тогда шёл ремонт, велась сварка, произошло возгорание.  Работники цеха сами пытались погасить пожар, но у них не получилось. Огонь моментально охватил всё помещение.

На пожар выехали 19 отделений пожарной службы, специализированная техника. На 25-й минуте с момента прибытия огнеборцы задействовали все силы и средства для тушения пожара. Звено газодымозащитников 39-й пожарной части – начальник караула Анатолий Смирнов, командир отделения Александр Карнаухов, пожарные Николай Давыдкин и Александр Вароди –  продвигались с пожарным стволом к очагу пожара. И тут прогремели два взрыва. Последний был таким сильным, что здание обрушилось, осколки разлетелись на десятки метров. Пожарные погибли под рухнувшими конструкциями. Ещё пятерых огнеборцев, подававших стволы в оконные проёмы, взрыв швырнул вниз, они получили тяжёлые травмы.

После взрыва площадь пожара разрослась, пламя вплотную подошло к складу с бензолом, что грозило новыми, более мощными взрывами. Несмотря на гибель товарищей и угрозу для жизни, пожарные не отступили. Они перегруппировали силы и преградили путь огненной стихии. Бойцы, сменяя друг друга, извлекали из-под обломков тела товарищей. Пожар удалось остановить. Если бы этого не случилось, огонь легко перекинулся бы на хранилище нитробензола, могла произойти цепная реакция взрывов. Завод просто взлетел бы на воздух,  а последствия для города даже страшно представить...

Пятерых пожарных доставили в больницу. Для пожарного 24 ВПЧ Сергея Леонтьева травмы оказались смертельными, через два с половиной месяца он, не приходя в сознание, скончался. Многие из тех, кто в этот летний день оказался на пожаре, пострадали от отравления ядовитым нитробензолом и потом долго и серьёзно лечились. Один из рабочих цеха №15 на заводе в тот день оказался по роковому стечению обстоятельств. Он был в отпуске, но его  зачем-то вызвали на работу. Он тоже помогал ликвидировать пожар и из-за отравления оказался в реанимации.  Крепкий молодой мужчина через неделю умер. У него остались жена и две дочки. Супруга не смогла добиться от руководства завода хоть какой-то компенсации, потому что в этот день официально муж не должен был находиться на работе.

15 июня Березники прощались с лейтенантом Анатолием Смирновым и сержантами Александром Карнауховым, Николаем Давыдкиным и Александром Вароди. Тысячи людей собрались у ДК Ленина, где проходила церемония прощания. Два часа не прерывался поток людей у гробов.

Товарищи погибших, их коллеги написали в некрологе: «Все они были молоды и полны надежд и планов в своей жизни, но когда обстоятельства потребовали от них исполнения своего служебного долга, они, не раздумывая, сделали свой выбор. Они погибли, но в наших сердцах останутся навсегда примером мужества и героизма».

Конечно, потом были расследование, разбирательства. Говорилось о том, что авария на «Бератоне» показала неспособность аварийно-спасательных, оборонных, медицинских и природоохранных служб действовать быстро и эффективно, сделаны выводы, приняты меры.

На городском кладбище 10 июня 1994 г. воздвигнут мемориал в память о погибших при исполнении служебного долга пожарных. Указом Президента России от 23 февраля 1994 г. «За мужество, героизм и самоотверженность, проявленные при тушении пожара» девять сотрудников 1-ОГПС награждены орденами «За личное мужество», А. И. Вароди, Н. А. Давыдкин, А. Ю. Карнаухов, С. В. Леонтьев и А. Н. Смирнов – посмертно.

25 лет, каждый год,10 июня у монумента «Отважным пожарным» проходит траурный митинг, а потом -традиционные соревнованияпо пожарно-прикладному спорту, посвящённые памяти погибших пожарных в ОАО «Бератон». 

Ушли, чтобы остаться

25 лет – серьёзный отрезок человеческой жизни, способный изгладить из памяти даже важные события. Но только не для тех, кто потерял в этой трагедии родных, друзей и близких.

Ребята-то были совсем молоды. Старшему из них, Анатолию Смирнову, было 30 лет, младшему, Сергею Леонтьеву, ушедшему через 75 дней за своими товарищами, – 21 год. Не сложись всё так, впереди была бы целая жизнь. Обычные березниковские парни, с обычной биографией...

Александр Иштванович Вароди.

О нём информации меньше всего. Когда в 2012 г. собирался материал для «Книги памяти», посвящённой героям Пермского края, погибшим в мирное время при выполнении служебного долга, оказалось, что рассказать об Александре некому. Его мама к тому времени умерла от тяжёлой болезни, с родными и коллегами почему-то не связались, и в итоге имени Александра в издании «Книга Памяти. Долг. Отвага» (Пермь, 2014 г.) нет. Александру было 22 года, он родился 25 ноября 1970 г. в Узбекистане, работал на АО «Сода», потом стал пожарным 39 ВПЧ-39 Березниковского пожарного отряда. И погиб при описанных выше обстоятельствах. Вот, пожалуй, и всё.

Анатолий Николаевич Смирнов.

Родился в Березниках 26 августа 1962 г. в семье металлургов. Восемь классов окончил в пушкинской школе, рос спокойным, родителям хлопот не доставлял, обожал книги и чтение, дружил с парнями из своего двора. Выучился в училище №31 на монтажника, работал на ремонтно-механическом заводе. Вскоре Анатолия призвали в армию, он служил радистом на территории Чехословакии. После службы устроился в городскую военизированную пожарную часть, а потом поступил в пожарно-техническое училище в Свердловске. После окончания учёбы его назначили начальником караула военизированной пожарной части № 39 в составе ВПО-4. Его маме, Алле Михайловне, дело сына не было душе, очень она за него переживала, даже просила оставить службу.  А сын просил потерпеть, говорил, что надо ещё подучить «зелёную» молодёжь. Анатолий был хорошим командиром. Молодые ребята из отряда к нему, более опытному во всех вопросах, тянулись, он им рассказывал о «горячих точках», куда его отправляли в командировки во время учёбы в Свердловске.

Накануне рокового дня Анатолий помогал родителям в саду, потом засобирался в город, на службу. Мама предложила поехать в город с ним, чтобы приготовить ему еду на работу на завтра. Отказался, сказал, что всё сделает сам. Последние слова, которые услышала от него мама: «Всё будет нормально. Пока!» На следующий день стало ясно: «нормально» не будет никогда. Слова людей в форме:  «Алла Михайловна, крепитесь. Ваш сын Анатолий Николаевич Смирнов погиб при исполнении профессионального долга» перевернули для матери мир. И эта страшная боль живёт с ней  долгие годы…

Александр Юрьевич Карнаухов.

Родился 4 января 1966 г. в Свердловской области. В его жизни было много увлечений: и фотодело, и непреодолимое желание что-то мастерить, совершенствовать, изобретать, и путешествия, и секция скоростных видов подводного плавания. Кстати, в этой секции Саша познакомился с Леной Барановой, и тогда ещё не знал, что симпатичная девчонка станет его женой. Это случилось, когда Саша вернулся из армии и устроился на «Азот». Близкие вспоминали: когда Карнауховы отправлялись в отпуск или на соревнования в другие города, Александр обходил там все хозяйственные магазины, скупал кучу инструментов и деталей, чтобы потом смастерить множество полезных в хозяйстве приспособлений. Благодаря его умелым рукам на их садовом участке появилась теплица и заработал водопровод.

Друзей у пары было много, Сашино чувство юмора, его весёлый нрав притягивали людей. В августе 1991 г. он устроился пожарную часть №39, был там на хорошем счету, его назначили начальником отделения. 

В тот страшный день, 10 июня, Елена, узнав о том, что на «Бератоне» пожар, принялась звонить в часть, и каждый раз ей отвечали: «На выезде». Только вечером к ней приехали её родители и сообщили о том, что Саша погиб.

Николай Анатольевич Давыдкин.

Родился 7 ноября 1969 г. в Березниках. Родители его умерли, Колю воспитывала бабушка. Окончив школу, Николай устроился на «АВИСМУ», а потом отправился служить по призыву в строительных войсках. На заводе железобетонных изделий в  Артёмовске, где трудился крановщиком, случилось важное. Мастер Елена Ивановна, молодая и симпатичная, строго отчитывала строителя-солдата Давыдкина за промашки, а потом...  После службы Николай привёз Лену в Березники, сыграли свадьбу, Коля стал для маленького Саши, сына Елены отцом, записал его на свою фамилию, а в 1991 г. у Давыдкиных родился сын Иван. Семья для Николая была на первом месте. Да и как иначе? Он – кормилец, двое ребят растёт… В «пожарке» Николаю нравилось: и дело важное, и коллеги хорошие подобрались. Выездов было много, но всегда справлялись, честно делали своё дело.

10 июня 1993 г.  Елена пошла в садик за старшим сыном и случайно услышала, как воспитательницы говорят о том, что на «Бератоне» – взрыв. А уже дома из окна увидела: внизу, у подъезда, мужчины в форме. В голове пролетел рой тревожных мыслей. Худшие опасения подтвердились, когда в квартиру вошли представители отряда со страшным известием. После этого всё стало другим. В чужом городе, рядом нет ни родных, ни близких, двое малышей на руках... Жить пришлось учиться заново.

Сергей Викторович Леонтьев.

 Родился 16 января 1972 г. в Усолье. Учился, жил и работал в Березниках. Школа, училище, ребячьи компании… И любовь. С Наташей Веселковой познакомился в компании, подшучивали друг над другом, цеплялись друг к другу, острили. Наташу привлекло в Сергее его чувство юмора, нравились ей остроумные люди.  Наташа поступила в Уральский университет, Серёжа окончил училище. У них и завязались отношения. Ему скоро в армию, ей всего 17, и тут стало ясно: будет ребёнок. Так уж получилось. Маша родилась, когда Сергей был в армии. Наташа искала себя, уехала работать в Москву. Малышка осталась у дедушки и бабушки. От Серёжи родители Наташи были не в восторге, особо его не жаловали, но он, вернувшись из армии, всё в равно приходил в их дом, чтобы видеться с дочкой. Гулял с ней, ходил в магазины, на молочную кухню. И очень старался быть хорошим отцом. Родители Наташи оттаяли, увидели в Сергее главное: надёжность.

Наташа вернулась домой, Сергей работал в пожарной части №24, наконец-то решился вопрос с отдельным жильём, 13 июня 1993 г. ребята собирались въезжать в свою квартиру.

10 июня изменило всё.

Два месяца с половиной месяца Серёжа был в коме. Наташа не отходила от него, ухаживала, меняясь с мамой Сергея. Врачи благоприятных прогнозов не давали, но Наташа ни на минуту не верила, что Серёжа умрёт, ей казалось, что есть в его состоянии положительные изменения,  даже придумывала, как и что нужно будет переделать всё в их квартире, если придётся возить Серёжу на инвалидной коляске… Чуда не произошло. Сергей умер через 75 дней. Маленькой Маше тогда было два года, и она очень долго помнила, как папа с ней гулял, играл, сказки рассказывал…

10 июня в реанимацию вместе с Сергеем Леонтьевым привезли его напарника Андрея Мелкозёрова. Он тоже получил тяжелейшие травмы, но был в сознании, перенёс больше 10 операций и выжил. Но боль осталась на всю жизнь. Не столько физическая. Болела душа: он выжил, а парни ушли… Винил себя за то, что остался жив. Андрея не стало три года назад.

Наталья Веселкова встретилась с мной и сказала, что, наверное, никто из близких погибших рассказывать что-то для газеты не захочет. Это слишком больно до сих пор, ничего нельзя вычеркнуть из памяти.

– Их смерть всё изменила, – говорит Наталья Владиславовна. – Понимаете, часть жизни, часть души ушла. Без них мы прожили совсем другую жизнь, та, прежняя, закончилась. И мы сами стали другими.

Молодые женщины, ставшие вдовами – Наталья Веселкова, Елена Давыдкина, Елена Карнаухова, родные погибших парней как могли, переживали это горе, поддерживали друг друга. Они общаются до сих пор. У женщин сложились новые семьи, многое произошло, но память о прошлом всё ещё отзывается болью.

После нашего разговора Наталья Веселкова написала мне в соцсетях: «Думаю о нашем разговоре, кажется, что что-то главное не сказано, не то всё… Наверно, мне хотелось, чтобы их вспомнили. Не про себя хотелось, про них. Оказалось, что многие даже и не знают об этой аварии. Нам с этой болью жить, но это правильно, – больно тому, кто чувствует, у кого душа есть. А их нет. Нет их семьи, их истории, их взрослых и возмужавших. Никто из ребят, конечно, не собирался стать героем, особенно такой ценой. Но они честно делали свою работу. Так получилось, служба такая. И у каждого своё предназначение...Мне хочется, чтобы их вспомнили ещё и потому, что память они о себе оставили светлую. Пусть просто вспомнят... что наша безопасность кому-то стоит жизни».

 Автор текста: Ирина Гросу

Автор фото: В. Брандман, а также использованы фото из семейных архивов

А мне что с этого?

Без прошлого нет будущего. 

 

бератон история пожар герои люди трагедия взрыв на бератоне

Комментарии